Кнопка вызова консультанта находится внизу каждой страницы справа. Это БЕСПЛАТНО и КОНФИДЕНЦИАЛЬНО! Обязательно пишите в форме Ваш вопрос. Это позволит нам сразу предоставить Вам соответствующего направлению юриста. У нас работают проверенные специалисты самой высокой квалификации и большим опытом. Или звоните нам. Звонок БЕСПЛАТНЫЙ.

Для регионов:

8 (800) 333-45-16 доб. 579

Для Москвы и МО:

8 (499) 703-35-33 доб. 281

Санкт-Петербург, Ленинградская область:

8 (812) 309-52-81 доб. 835

creditchik.ru — НОВОСТИ / АНАЛИТИКА

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

 • Главная

 • УК РФ. Глава 1 (ст. 1-8)

 • УК РФ. Глава 2 (ст. 9-13)

 • УК РФ. Глава 3 (ст. 14-18)

 • УК РФ. Глава 4 (ст. 19-23)

 • УК РФ. Глава 5 (ст. 24-28)

 • УК РФ. Глава 6 (ст. 29-31)

 • УК РФ. Глава 7 (ст. 32-36)

 • УК РФ. Глава 8 (ст. 37-42)

 • УК РФ. Глава 9 (ст. 43-59)

 • УК РФ. Глава 10 (ст. 60-74)

 • УК РФ. Глава 11 (ст. 75-78)

 • УК РФ. Глава 12 (ст. 79-83)

 • УК РФ. Глава 13 (ст. 84-86)

 • УК РФ. Глава 14 (ст. 87-96)

 • УК РФ. Глава 15 (ст. 97-104)

 • УК РФ. Глава 16 (ст. 105-125)

 • УК РФ. Глава 17 (ст. 126-130)

 • УК РФ. Глава 18 (ст. 131-135)

 • УК РФ. Глава 19 (ст. 136-149)

 • УК РФ. Глава 20 (ст. 150-157)

 • УК РФ. Глава 21 (ст. 158-168)

 • УК РФ. Глава 22 (ст. 169-200)

 • УК РФ. Глава 23 (ст. 201-204)

 • УК РФ. Глава 24 (ст. 205-227)

 • УК РФ. Глава 25 (ст. 228-245)

 • УК РФ. Глава 26 (ст. 246-262)

 • УК РФ. Глава 27 (ст. 263-271)

 • УК РФ. Глава 28 (ст. 272-274)

 • УК РФ. Глава 29 (ст. 275-284)

 • УК РФ. Глава 30 (ст. 285-293)

 • УК РФ. Глава 31 (ст. 294-316)

 • УК РФ. Глава 32 (ст. 317-330)

 • УК РФ. Глава 33 (ст. 331-352)

 • УК РФ. Глава 34 (ст. 353-360)

11.11.2021

25 лет назад ветераны Афганистана устроили теракт на кладбище в Москве. Кому они мстили?

Фото: ТАСС
 

25 лет назад, 10 ноября 1996 года, на Котляковском кладбище в Москве прогремел взрыв. В тот момент там проходили поминки по председателю Фонда инвалидов войны в Афганистане Михаилу Лиходею: 14 человек погибли, свыше 30 получили ранения. Циничное и жестокое преступление даже на фоне бандитского беспредела лихих 90-х потрясло всю страну. А тот факт, что теракт устроили именно на День милиции, стал пощечиной для российских правоохранительных органов. Историю громкого преступления вспомнила «Лента.ру».

Мощный взрыв на Котляковском кладбище, расположенном в тихом столичном районе Царицыно, прогремел в 11:30. Бомба была заложена у могильной плиты Михаила Лиходея — бывшего председателя Фонда инвалидов войны в Афганистане, погибшего двумя годами ранее.

Заряд мощностью от двух до пяти килограммов в тротиловом эквиваленте заложили в могиле на достаточной глубине для того, чтобы отразившаяся от поверхности обелиска взрывная волна нанесла максимальный урон собравшимся рядом людям.

По воспоминаниям очевидцев, пострадавших раскидало на сотни метров по кладбищу — внутренности и части тел были разбросаны по надгробиям и висели на ветках кладбищенских берез. Спасателям понадобилось несколько дней, чтобы собрать все останки. Для милиционеров, которые 10 ноября отмечали свой профессиональный праздник, поимка причастных к теракту стала делом чести.

«Многие понимали, что это плохо кончится»

Эксперты-криминалисты в первый же день заявили, что преступники явно люди из военных кругов, а в самом теракте виден «афганский почерк». Среди 14 погибших были сподвижники убитого ранее Михаила Лиходея, в том числе действующий председатель Фонда инвалидов войны в Афганистане Сергей Трахиров, а также вдова Лиходея Елена.

История фонда, который возглавлял Лиходей, началась 22 декабря 1993 года, когда президент России Борис Ельцин подписал указ №2254 «О мерах государственной поддержки деятельности общероссийских общественных объединений инвалидов».

Согласно указу, инвалидам-участникам войны в Афганистане разрешалось заниматься бизнесом и не платить налоги. По замыслу авторов законопроекта, таким образом нуждающиеся ветераны-афганцы могли сами обеспечить себя всем необходимым и решить свои финансовые проблемы.

Одним из инициаторов создания фонда и его первым председателем стал ветеран-афганец, полковник советской армии Валерий Радчиков. Многие называли его вторым Алексеем Маресьевым — подорвавшись на противопехотной мине, Радчиков лишился обеих ног. Однако, как и герой Великой Отечественной войны Маресьев, Радчиков продолжил воевать на протезах.

В 1989 году Центральная студия документальных фильмов даже сняла об уже уволенном из армии Радчикове фильм «Либретто одной жизни», в котором на его примере показывалась ежедневная борьба офицера-инвалида за право жить полноценной жизнью и служить в рядах Советской армии.

А в 1991 году Радчиков стал рьяно требовать льгот для инвалидов и ветеранов Афганистана, многие из которых с развалом СССР лишились помощи и оказались не у дел

Нередко брошенные афганцы пополняли ряды различных ОПГ, процветавших в то время, и трясли деньги с коммерсантов, считая их причиной своих бед и резких перемен в стране.

Полковник Радчиков имел множество знакомых в самых разных кругах, от власти до бизнеса. И когда он возглавил только что созданный Фонд инвалидов войны в Афганистане, через него сразу же потекли многомиллионные средства. Коммерсанты стали отмывать деньги через эту организацию, необлагаемую налогами.

Коммерсанты и представители криминала, пользуясь налоговыми льготами Фонда, проводили через него дорогой импортный алкоголь, посылая обратно на экспорт дешевый отечественный, импортировали сигареты из-за рубежа и даже экспортировали нефть. Жизнь инвалидов от такого бизнеса лучше не становилась, но все причастные к нему богатели на глазах.

По данным следствия, за все время существования Фонда через него прошло почти 1,5 миллиарда долларов. А всех участников теневых схем, завязанных на этой организации, в народе успели окрестить «афганской мафией».

Между тем для первого председателя Фонда Радчикова был характерен авторитарный и даже грубый стиль управления, он легко мог накричать на недовольных ветеранов и часто проводил встречи с сомнительными личностями, о которых не считал должным отчитываться. Все эти факты в конце концов стали возмущать инвалидов Афганской войны, с трудом сводивших концы с концами в регионах.

Одним из тех, кого особенно возмущала деятельность Радчикова, был 42-летний подполковник советской армии Михаил Лиходей, лишившийся глаза в Афганистане

При этом Лиходей знал Радчикова и в момент основания Фонда поддерживал его. Но когда через Фонд стали отмывать деньги, это возмутило подполковника.

В августе 1994 года от лица инвалидов-афганцев Лиходей открыто выступил против Радчикова и обвинил того в растрате средств Фонда. В итоге первого главу организации сместили, а подполковника Лиходея избрали новым председателем Фонда.

Лиходей продолжил борьбу с Радчиковым и начал активно привлекать внимание общественности и правоохранительных органов к его деятельности, параллельно требуя от Минюста России ликвидировать теперь уже незаконный Фонд своего оппонента.

Ловушка в лифте

Возглавив Фонд, подполковник Лиходей вместе с соратниками тщательно изучил его документацию и добился возбуждения уголовного дела против Радчикова и нескольких коммерсантов, которые продолжали возить товары под прикрытием благотворительной организации.

Несколько раз Лиходею поступали угрозы — неизвестные предлагали ему подумать о семье и не мешать заниматься бизнесом «нормальным людям»

После этого по совету друзей и доброжелателей подполковник обзавелся охраной, которая, впрочем, спасти его не смогла.10 декабря 1994 года Лиходей с новым уставом Фонда ехал домой. Вместе с охранником он вошел в лифт своего дома на Ореховом бульваре и нажал на кнопку. В этот момент раздался взрыв — оба погибли на месте.

Осматривавшие кабину лифта эксперты-взрывотехники установили, что бомба была установлена в переговорное устройство для связи с диспетчером (дело рук профессионала), а активировали ее дистанционным методом. Следователи выяснили, что за подъездом Лиходея наблюдали с технического этажа 16-этажного дома, расположенного напротив.

Все близкие Лиходея сразу же назвали главным подозреваемым в его убийстве полковника Радчикова, но никаких явных подтверждений этого следствие не обнаружило. Сам Радчиков между тем попытался вновь возглавить Фонд своего погибшего противника, но афганцы предпочли ему Сергея Трахирова, близкого друга и соратника Лиходея.

Тогда Радчиков попытался выйти на новый уровень в «бизнесе на льготах» и основал «Российский общественный фонд инвалидов военной службы». Но этот проект в итоге оказался неудачным.

29 октября 1995 года Валерий Радчиков вместе со своим юристом прибыл к банковскому отделению в Орлово-Давыдковском переулке (Центральный округ Москвы). Неожиданно к ним выскочили киллеры и открыли огонь из пистолетов.

Юрист погиб на месте, а безногий инвалид Радчиков получил шесть пуль (в том числе в голову), но сумел добраться до своего «москвича» и уехать из-под обстрела

По данным источника «Ленты.ру», после покушения на Радчикова у следствия возникла версия, что это могла быть месть со стороны близких Михаила Лиходея. Впрочем, если бы за нападением стояли настоящие ветераны-афганцы, пережить его Радчиков вряд ли сумел бы.

Преемник Лиходея Сергей Трахиров утверждал, что те, кто пытался убить Радчикова, хотели замести следы многомиллионных хищений через Фонд. Впрочем, сам выживший полковник в своем окружении ожидаемо утверждал, что убить его пытались именно соратники Лиходея.

«Клянусь, это не я»

10 ноября 1996 года сотни ветеранов войны в Афганистане из многих организаций вместе с представителями власти пришли почтить память погибшего Михаила Лиходея. Все желающие не могли одновременно подойти к могиле, где было слишком мало места. Поэтому группы поминавших сменяли друг друга.

На поминках по Лиходею в тот день работала журналистка Мария Горелова со своим оператором. Она записала интервью с Сергеем Трахировым, после чего тот начал поминальную речь.

Сергей Трахиров, вдова Лиходея, журналистка Горелова и еще 11 человек погибли на месте. Жертв теракта могло быть куда больше, но жизни собравшихся на Котляковском кладбище людей спасла случайность — маленький металлический стол. Его несколько раз передвигали и в какой-то момент хотели убрать вообще.

Но в итоге Сергей Трахиров предложил оставить стол у могилы Лиходея, чтобы поставить туда поминальную рюмку с традиционными 100 граммами водки
 

В итоге именно этот стол принял на себя значительную часть взрывной волны, тем самым отчасти погасив удар. Основная часть удара пришлась на первые ряды собравшихся, которые, по сути, защитили остальных.

Первые подозрения пали на членов ОПГ и коммерсантов, которые ранее работали с Фондом инвалидов войны в Афганистане. Многие из них лишились денег с приходом Лиходея, а потому поминки могли стать поводом для мести всему окружению подполковника. Но одним из главных подозреваемых сразу стал Валерий Радчиков.

Многие афганцы также сомневались в том, что за преступлением стоит полковник Радчиков. Им, с одной стороны, не верилось, что вчерашние соратники, бившиеся с душманами, могут убивать друг друга. С другой, безногий и недавно расстрелянный инвалид Радчиков казался менее вероятным подозреваемым, чем его влиятельные друзья из бизнеса и власти.

Однако сам полковник на всякий случай решил пуститься в бега. Позже он через знакомых передал следователям сообщение, в котором утверждал, что не имеет никакого отношения к теракту на Котляковском кладбище.

«Освобождение обошлось им в миллион долларов»

Полковник Радчиков был арестован 24 апреля 1997 года, менее чем через полгода после взрыва на Котляковском кладбище. Вскоре после этого задержали и непосредственных исполнителей теракта, Андрея Анохина и Михаила Смурова. Всех троих фигурантов поместили в столичное СИЗО «Матросская Тишина». Они пробыли там больше двух лет, пока шло следствие.

Оно пришло к выводам, что причиной теракта на Котляковском кладбище стало желание Радчикова поквитаться с теми, кто отобрал у него дело жизни, власть и деньги. Устранив ближайшее окружение Лиходея и нового главу Фонда Трахирова, полковник планировал стать абсолютным лидером движения инвалидов Афганской войны.

Непосредственных исполнителей теракта, афганцев Анохина и Смурова, опознала свидетельница, видевшая их накануне взрыва у могилы Лиходея

После задержания те не стали отпираться и начали активно сотрудничать со следствием. Как оказалось, план теракта продумал лично Валерий Радчиков на основе своего боевого опыта.

Похожим образом бойцы ликвидировали на кладбищах отдельных представителей афганских моджахедов. Самодельное взрывное устройство (СВУ) исполнители заложили вместе, а в действие его привел один Андрей Анохин. За взрыв на кладбище он и Михаил Смуров получили от Радчикова 50 тысяч долларов.

Однако на суде все трое фигурантов заявили о своей невиновности и обвинили следователей в некомпетентности и выбивании показаний. По словам Смурова, его якобы пытали — избивали табуреткой — и угрожали семье. Между тем именно он, согласно материалам дела, изготовил пульт от СВУ, которое привел в действие Анохин.

К удивлению гособвинителя, требовавшего для Радчикова 12,5 года лишения свободы, 21 января 2000 года Окружной военный суд признал его, Смурова и Анохина невиновными: всех троих освободили прямо в зале суда. Примечательно, что судья выносивший вердикт по их делу, уволился несколько дней спустя после этого решения.

«Они превратили инвалидов в источник обогащения»

Генпрокуратура дважды пыталась обжаловать приговор Радчикову, Анохину и Смурову в Верховном суде (ВС). Первое обжалование было отклонено коллегией ВС. Но Генпрокуратура не сдавалась и добилась своего почти год спустя после оправдательного приговора, 13 декабря 2000 года.

Президиум ВС отменил этот приговор и направил дело на дополнительное расследование

После этого исполнитель теракта Анохин поспешил скрыться (вскоре его объявили в розыск), а полковник Радчиков сам пошел в наступление на обвинителей: он потребовал возбудить уголовное дело в отношении главного военного прокурора.

Но дожить до нового рассмотрения его дела Радчикову было не суждено: 31 января 2001 года он погиб в автокатастрофе на 79-м километре Минского шоссе. Как отметила его адвокат Гульмира Оразалиева, по странному стечению обстоятельств полковник погиб именно в тот день, когда стало известно о его жалобе в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Повторный судебный процесс по делу о взрыве на Котляковском кладбище начался 23 августа 2002 года. Правда, из троих фигурантов на скамье подсудимых оказался лишь один, Михаил Смуров, которого признали виновным в теракте и приговорили к 14 годам лишения свободы.

Местоположение Андрея Анохина следователи сумели установить в ноябре 2003 года. Он был задержан и приговорен к 15 годам колонии.

По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, сегодня Михаил Смуров уже отбыл свой срок и неприметно живет в Подмосковье. Что касается Андрея Анохина, то вскоре после освобождения он вновь совершил преступление и в настоящее время находится в местах лишения свободы.

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий



Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования