Кнопка вызова консультанта находится внизу каждой страницы справа. Это БЕСПЛАТНО и КОНФИДЕНЦИАЛЬНО! Обязательно пишите в форме Ваш вопрос. Это позволит нам сразу предоставить Вам соответствующего направлению юриста. У нас работают проверенные специалисты самой высокой квалификации и большим опытом. Или звоните нам. Звонок БЕСПЛАТНЫЙ.

Для регионов:

8 (800) 333-45-16 доб. 579

Для Москвы и МО:

8 (499) 703-35-33 доб. 281

Санкт-Петербург, Ленинградская область:

8 (812) 309-52-81 доб. 835

creditchik.ru — НОВОСТИ / АНАЛИТИКА

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

 • Главная

 • УК РФ. Глава 1 (ст. 1-8)

 • УК РФ. Глава 2 (ст. 9-13)

 • УК РФ. Глава 3 (ст. 14-18)

 • УК РФ. Глава 4 (ст. 19-23)

 • УК РФ. Глава 5 (ст. 24-28)

 • УК РФ. Глава 6 (ст. 29-31)

 • УК РФ. Глава 7 (ст. 32-36)

 • УК РФ. Глава 8 (ст. 37-42)

 • УК РФ. Глава 9 (ст. 43-59)

 • УК РФ. Глава 10 (ст. 60-74)

 • УК РФ. Глава 11 (ст. 75-78)

 • УК РФ. Глава 12 (ст. 79-83)

 • УК РФ. Глава 13 (ст. 84-86)

 • УК РФ. Глава 14 (ст. 87-96)

 • УК РФ. Глава 15 (ст. 97-104)

 • УК РФ. Глава 16 (ст. 105-125)

 • УК РФ. Глава 17 (ст. 126-130)

 • УК РФ. Глава 18 (ст. 131-135)

 • УК РФ. Глава 19 (ст. 136-149)

 • УК РФ. Глава 20 (ст. 150-157)

 • УК РФ. Глава 21 (ст. 158-168)

 • УК РФ. Глава 22 (ст. 169-200)

 • УК РФ. Глава 23 (ст. 201-204)

 • УК РФ. Глава 24 (ст. 205-227)

 • УК РФ. Глава 25 (ст. 228-245)

 • УК РФ. Глава 26 (ст. 246-262)

 • УК РФ. Глава 27 (ст. 263-271)

 • УК РФ. Глава 28 (ст. 272-274)

 • УК РФ. Глава 29 (ст. 275-284)

 • УК РФ. Глава 30 (ст. 285-293)

 • УК РФ. Глава 31 (ст. 294-316)

 • УК РФ. Глава 32 (ст. 317-330)

 • УК РФ. Глава 33 (ст. 331-352)

 • УК РФ. Глава 34 (ст. 353-360)

13.03.2020

Советские «фантомасы» стали самой известной бандой страны

«Лента.ру» продолжает рассказ о банде «фантомасов» — одной из самых известных в Советском Союзе. Налетчики совершали нападения, пряча лица под масками, за что получили прозвища в честь героя известного французского фильма. В первой статье речь шла о том, как братья Толстопятовы собрали преступную группу и начали с самодельным оружием грабить сберегательные кассы (так назывались отделения госбанка в СССР). Во второй части мы расскажем, как бандиты держали в страхе Ростов-на-Дону, пока милиция вела на них охоту. Историю главной банды Советского Союза изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Новый «фантомас»

20 января 1969 года участник банды «фантомасов» Сергей Самасюк был осужден за хулиганство и отправился в колонию. На свободе остались трое его сообщников — братья Толстопятовы и Владимир Горшков, перед которыми остро встал вопрос о вовлечении в банду новых участников.

Дело в том, что во время нападений Вячеслав Толстопятов выполнял роль водителя, Владимир Толстопятов был «разведчиком» — наблюдал за тем, что происходит на местах преступлений после налетов, а в одиночку нападать на кассиров и инкассаторов Горшкову было сложно. И тут «фантомасы» обратили внимание на Бориса Денскевича, работавшего шлифовальщиком на номерном заводе.

Еще с юности Денскевич дружил с Сергеем Самасюком, а летом 1967 года познакомился и с братьями Толстопятовыми. Именно Денскевич на заводском оборудовании из заводских материалов и в рабочее время изготовил по чертежам Вячеслава Толстопятова основные детали оружия банды «фантомасов».

А в апреле 1969 года Денскевичу предложили принять участие в нападении на кассира химзавода имени Октябрьской революции.

Бандиты выяснили: рабочие завода получат большую премию к дню рождения Ленина — иначе говоря, особо крупную сумму денег

21 апреля 1969 года Вячеслав Толстопятов встретился с Денскевичем на перекрестке улицы Текучева и Театрального переулка, рядом с химзаводом. Новый «фантомас» получил приказ пойти на заводскую проходную и выяснить, какая машина и когда поедет в контору Госбанка за деньгами, а также сколько в ней будет охранников. Через 15 минут, в 12:15, Денскевич подошел в заранее обговоренное место — к доске объявлений. Туда же направился и Вячеслав Толстопятов.

Перестрелка у химзавода

Сообщники сделали вид, что просто изучают объявления и друг с другом не знакомы — а тем временем Борис Денскевич сообщил, что за кассиром ушла серая «Волга» номер 87-14 РОБ с одним охранником. Тогда Толстопятов отправил его прогуливаться по улице Текучева, ожидая появления этой машины. Заметив нужный автомобиль, Денскевич должен был снять плащ и повесить его на руку, тем самым подав сигнал к нападению.

Из материалов уголовного дела — фабула обвинительного заключения:

В 12:30 «Волга» подъехала к зданию химзавода и остановилась у проходной. В машине находились водитель Коваленко, охранник Плужников, кассир Лосева и второй кассир Бригада. Как только машина остановилась, Толстопятов и Горшков, вооруженные самодельными малокалиберными автоматами, бросились к ней.

Однако работники химзавода оказали нападавшим энергичное сопротивление: водитель Коваленко не пустил участников нападения за руль, а охранник Плужников не отдал мешок с деньгами — он быстро занес его в здание и оставил в помещении охраны.

Во время нападения Толстопятов и Горшков из автоматов открыли огонь. Шофер Коваленко получил касательное ранение левой кисти и непроникающее ранение лобной области головы. Во время стрельбы у нападавших было много осечек, и работники химзавода, заметив это, стали их теснить.

Столкнувшись с таким сопротивлением, участники банды выбежали на проезжую часть, где перед светофором на красный сигнал стояли несколько машин, среди них — грузовик ГАЗ-51. Угрожая оружием, Горшков и Толстопятов высадили водителя и пассажира из кабины, при этом водитель, пытавшийся оказать сопротивление, был ранен в правую руку.

 

В это время охранник Плужников подбежал к машине с револьвером системы Нагана и открыл огонь по нападавшим. Владимир Горшков, уже сидевший в кабине, был ранен в поясничную область спины. Вячеслав Толстопятов повел машину прямо по улице Текучева и скрылся с места происшествия.

Бандиты бросили ГАЗ-51 в переулке Подбельского и на мотороллере Толстопятова доехали до его дома. Рана Горшкова оказалась неопасной и через несколько дней зажила, а пуля так и осталась под кожей. Это нападение станет единственным для Денскевича, который, впрочем, и дальше будет помогать «фантомасам» с деталями для оружия, покупать порох. Несколько лет спустя за этот единственный эпизод и недоносительство он получит восемь лет в колонии усиленного режима.

Пули навылет

Разбирая неудачу с нападением на химзавод, «фантомасы» пришли к выводу, что причина провала — в ненадежности патронов — им часто пришлось передергивать затворы, что занимало время и отвлекало от главного. Тогда лидер банды Вячеслав Толстопятов решил разработать новую конструкцию оружия под самодельный патрон с усиленным зарядом. Работа над ним продолжалась более двух лет — до 1971 года.

Новый патрон, сохранив прежний калибр 5,6 миллиметра, отличался большей устойчивостью, повышенной мощностью и высокой пробивной способностью — с трех метров он насквозь пробивал стальной рельс, что потом зафиксируют эксперты КГБ и МВД. Что до конструкции оружия, то она особых изменений не претерпела, сохранив главные черты прообраза — в том числе складной ствол.

В это же время Толстопятов-младший разработал и стал производить ручные гранаты своей конструкции. Корпуса для них изготавливались на «Легмаше» в цеху по производству стиральных машин. А в качестве взрывчатки использовалась особая химическая смесь.

Между тем 20 июля 1971 года из мест лишения свободы освободился Сергей Самасюк, отсидевший 2,5 года за хулиганство. Он сразу же вернулся в Ростов-на-Дону и активно включился в деятельность банды «фантомасов», подсказав сообщникам идею для очередного нападения.

Почти два с половиной года «фантомасы» бездействовали, и милиция даже успокоилась, решив, что нападения совершали «гастролеры», уехавшие из Ростова.

Бесстрашный инженер

До своего ареста в 1969 году Сергей Самасюк работал в Управлении начальника работ №112 (УНР-112) — организации, занимавшейся строительством особо важных государственных и оборонных объектов, в которой значительную часть работ выполняли военно-строительные части. Самасюк хорошо знал расположение и особенности охраны УНР-112 и примерно представлял, как организованы ее охрана и выдача в ней денег.

В течение августа все «фантомасы» неоднократно заходили под разными предлогами в здание УНР на Буденновском проспекте и выяснили, что зарплату кассир получит в Госбанке 25 августа. На этот день и было назначено нападение. В полдень «фантомасы» приехали к зданию и через боковой подъезд вошли внутрь с пистолетами. Делая вид, что они кого-то ждут, бандиты приготовились к нападению в коридоре второго этажа.

В 12:35 на автобусе ПАЗ из Госбанка приехали кассир Мария Горбашева (ее «фантомасы» знали в лицо), шофер Валентин Ткаченко и специально выделенный в сопровождение инженер Валентин Марченко — он и нес сумку с деньгами.

Вячеслав Толстопятов встретил их на лестнице между первым и вторым этажами. Он направил на компанию пистолет и потребовал отдать сумку. Горшков, который успел спуститься вниз, попробовал вырвать ее у инженера — но тот не отдавал. И тогда Толстопятов выстрелил поверх головы Марченко. После этого инженер отдал сумку — и «фантомасы» спокойно вышли из здания, сели в тот самый ПАЗ (мотор в нем даже не был заглушен) и, забрав по дороге Самасюка, скрылись.

Добычей банды стали 17 тысяч рублей, причем только мелочи в ней оказалось свыше 10 килограммов (500 рублей). Поэтому нападавшие забрали только купюры, оставив мелочь в автобусе, брошенном в Газетном переулке, — там его позже и найдет милиция.

Кровь инкассатора

16 декабря 1971 года на Пушкинской улице «фантомасы» совершили нападение на бригаду инкассации ростовского областного отделения Госбанка СССР. Как выяснится позже, в ноябре-декабре того года бандиты постоянно наблюдали за работой инкассаторов, приезжавших к сберкассе №229, и выяснили все особенности их работы.

Бандиты приняли во внимание и то, что инкассаторы вооружены, поэтому к декабрю изготовили самодельные бронежилеты. Это были изогнутые по форме тела стальные пластины, защищающие грудь и живот и незаметные под верхней одеждой

16 декабря в 16:30 Вячеслав Толстопятов, Сергей Самасюк и Владимир Горшков пришли на Пушкинскую улицу — и больше часа ждали инкассаторов, которые задержались в пути. «Волга» подъехала к сберкассе только в 17:45.

Как только один из инспекторов зашел в сберкассу, «фантомасы» подбежали к машине. Самасюк выдернул водителя Аркадия Тезихова из салона, и, угрожая автоматом, разоружил его, забрав служебный наган. За руль бросился Толстопятов, но сидевший сзади старший инспектор Иван Зюба прицелился в него из своего револьвера.

Подбежавший справа Горшков пригрозил инкассатору автоматом — и Зюба открыл по нему огонь. Первая же пуля попала в руку Горшкову, перебив ему кость, но ответным огнем инкассатор был убит. Самасюк выкинул тело Зюбы из машины, Толстопятов подобрал выпавший револьвер — и «фантомасы» на служебной «Волге» стали разворачиваться.

Но в этот момент из сберкассы с уже обнаженным оружием выбежал третий инкассатор — Анатолий Маликов. Он сначала не понял, что произошло, и попробовал сесть на свое место, переднее пассажирское сиденье. Горшков ногой оттолкнул его — и тогда Маликов открыл огонь. «Фантомасы» стали стрелять в ответ, заставив инкассатора спрятаться в кустах от плотного огня. После этого бандиты скрылись.

Раненого Горшкова высадили через несколько сотен метров, дали ему мешок с деньгами и велели самому добираться до дома. А Толстопятов и Самасюк отогнали машину в поселок Змеевка, где бросили в районе городской свалки, и пешком вернулись домой. Добычей «фантомасов» стали свыше 17 тысяч рублей, облигации государственного внутреннего займа на сумму около трех тысяч рублей и несколько сотен билетов новогоднего выпуска денежно-вещевой лотереи.

Хирург для своих

Ранение у Горшкова было очень серьезным — пуля инкассатора перебила кость и осталась внутри. Но обращаться за медицинской помощью «фантомасы» не рисковали: во-первых, о нападении на инкассаторов сообщили все ростовские газеты и даже местное телевидение, причем в официальном сообщении ГУВД говорилось, что один из налетчиков ранен.

Во-вторых, бандиты прекрасно знали, что все врачи области обязаны сообщать о любых подозрительных травмах, и уж тем более все медработники будут предупреждены о конкретном ранении Горшкова. Но в Линейной дорожной больнице Северо-Кавказской железной дороги работал врач-хирург Дудников, на которого «фантомасам» указал их знакомый.

Дудников был предупрежден и своим руководством на утренней пятиминутке, и участковым уполномоченным милиции под роспись о необходимости немедленно сообщить о любом пациенте с огнестрельными ранениями. Но когда к нему пришел Толстопятов, врач согласился помочь «фантомасам», потребовав взамен две тысячи рублей.

Врач оказал Горшкову первую помощь, а потом наложил гипс и сделал несколько уколов антибиотиков. Врач будет помогать бандитам и дальше, но когда в 1973 году Дудникова задержат, он сразу все расскажет, указав, что действовал под угрозой оружия.

Уголовное дело в отношении него поначалу прекратят, но позже сотрудники КГБ внезапно обнаружат, что Дудников много лет лгал насчет своей службы в советской армии в годы войны. На самом же деле он находился на оккупированной территории, где сотрудничал с немецко-фашистскими оккупантами. В итоге Дудникова посадят на восемь лет как участника банды «фантомасов».

Кстати, еще участником банды запишут некоего Юрия Мардиросова — старого подделывателя документов, который постоянно помогал «фантомасам». Именно благодаря его фальшивым справкам бандиты могли нигде не работать и при этом не попадать в поле зрения милиции. За подделку документов и недоносительство Мардиросова приговорят к четырем годам колонии строгого режима.

Искушенные вином

26 мая 1972 года Вячеслав Толстопятов и Сергей Самасюк напали на продуктовый магазин №44 в Доломановском переулке. Причина этого абсолютно спонтанного нападения была проста: у «фантомасов» совсем закончились деньги. Самасюк, вооруженный пистолетом, вошел в магазин, где, угрожая кассиру оружием, забрал все наличные деньги из кассы — 357 рублей 81 копейку. После этого бандиты скрылись.

В ноябре 1972 года «фантомасы» решили напасть на инкассаторов около продовольственного магазина «Стрела». Это нападение готовилось почти пять месяцев. Бандиты обратили внимание, что к магазину инкассаторы подъезжают поздно, когда в их машине уже находится приличная сумма, а внимание тех, кто ее охраняет, притупляется. Важное значение имело и то, что перед праздниками выручка в магазинах заметно возрастала.

К тому же к октябрю 1972 года Вячеслав Толстопятов разработал новый особо мощный автомат калибром 9 миллиметров, стрелявший специальными пулями шарообразной формы — на самом деле шариками от подшипников. Он был специально подготовлен для ведения огня по вооруженным инкассаторам и милиционерам, и, кстати, не требовал нарезного ствола. Бандиты хотели опробовать и его, и наганы, отобранные у инкассаторов во время предыдущего нападения.

А еще Вячеслав Толстопятов придумал новый способ маскировки — из черной бумаги и лейкопластыря он изготовил фальшивые номера со случайным набором цифр 02-47 и специальным буквенным набором ростовской милиции — РОФ.

4 ноября 1972 года «фантомасы» сели в «Волгу» М-21, за рулем машины находился Иван Азивский. Они попросили водителя подвезти их в район второго кирпичного завода, где связали шофера и затолкали его в багажник. Затем бандиты поставили на машину фальшивые номера и подъехали к магазину «Стрела». Но инкассаторы задерживались — и налетчики поехали в центр за вином, чтобы скрасить ожидание. А когда вернулись, инкассаторы уже отъезжали от магазина...

Расстроенные «фантомасы» распили вино и поехали выбирать место, где бросить машину. Но в Гвардейском переулке Толстопятов-младший сильно разогнался, не справился с управлением, и машина врезалась в дерево. Вячеславу выбило два зуба, у него оказались сломаны ребра и повреждено колено. Похожие травмы получил и Самасюк. Но оба смогли незамеченными скрыться с места ДТП вместе с оружием. Приехавшие сотрудники ГАИ нашли брошенный автомобиль с фальшивыми номерами, в багажнике которого лежал связанный водитель.

Большой куш

Идея напасть на Государственный научно-исследовательский институт проектирования водного хозяйства южных районов РСФСР («Южгипроводхоз») возникла у Вячеслава Толстопятова еще летом 1972 года — он пришел туда устраиваться на работу и заметил табличку «касса».

Ему понравилось ее относительно укромное расположение, этой информацией он поделился с сообщниками. Сначала они пришли туда втроем, а потом почти год регулярно наблюдали за зданием «Южгипроводхоза», устанавливали личности кассиров и охранников, график привоза денег, порядок их транспортировки и сопровождения.

«Фантомасы» выяснили, что в институте трудится почти четыре тысячи человек с зарплатой 70-75 рублей, и в день получки туда привозят около 300 тысяч

Фактически к нападению на институт «фантомасы» были готовы уже в начале 1973 года. Каждого 7 и 22 числа в марте, апреле и мае они с оружием приходили в институт — но это были «репетиции». Все они показали: вместо Горшкова, который практически не мог ничего делать правой простреленной рукой, бандитам нужен новый активный участник.

Тогда Толстопятовы вспомнили об Александре Черненко — их товарище детства, всю жизнь прожившем в соседнем от братьев доме. После смерти матери Вячеслав Толстопятов активно помогал Черненко, а в мае 1973 года Сергей Самасюк несколько недель жил у него на квартире. Именно в этот период «фантомасы» предложили Александру вступить в банду — и он согласился.

Роль в нападении на «Южгипроводхоз» ему отвели небольшую, но очень важную: Черненко должен был на служебном мотоцикле подъехать к институту, дождаться, когда ему отдадут мешок с деньгами, и увезти его к себе домой, где ждать участников нападения.

На подстреленных ногах

22 мая «фантомасы» уже с участием Черненко готовились совершить нападение — но в этот день в коридоре института Вячеслав встретил знакомую и, опасаясь, что она его узнала, отменил нападение. К тому же эта последняя репетиция показала: деньги надо везти не на мотоцикле, а на машине. Было принято решение действовать по первому варианту. Окончательно дату нападения назначили на 7 июня.

Машину должен был захватить Сергей Самасюк в одиночку. Было строго определено время: если до 11:20 транспортом завладеть не удастся, то каждый добирается до института на городском транспорте, а операцию проводят по второму варианту. В назначенное время машина не появилась, и «фантомасы» поехали в Институт сами, там они встретились с Самасюком, который рассказал, что машин вообще не встретил.

В 12:10 Самасюк, Горшков и Черненко вошли на территорию института и сели снаружи у входа на лавки, ожидая приезда кассира. Вячеслав Толстопятов остался снаружи — так как по разработанному плану в его задачу входило прикрывать отход товарищей и найти подходящий автомобиль.

Микроавтобус подъехал к институту ровно в 13:00. Кассиры и сопровождавшие их мужчины пошли к главному входу, причем один из них нес армейский вещевой мешок, в котором лежали 125 тысяч 618 рублей. По знаку Вячеслава Толстопятова Самасюк и Горшков пошли внутрь, а Черненко остался у входа, вооруженный наганом, — он должен был прикрывать отход.

Когда кассиры подошли к кассе, на них напали Горшков и Самасюк: один наставил револьвер, а второй вырвал вещмешок из рук Сергея Амирханова. Затем оба налетчика бросились по коридору к лестнице, но сотрудники института погнались за ними с криками о помощи. Когда «фантомасы» оказались на первом этаже, там уже собралась толпа, которая просто оттеснила Черненко — он испугался и незамеченным ушел с места преступления. Добравшись до дома, он сразу же сбрил усы и бакенбарды, но это ему не помогло — его задержали на следующий день.

Тем временем Самасюк и Горшков прорвались через толпу сотрудников института на улицу, во дворе им преградил дорогу один из рабочих. Самасюк выстрелил в него, но пистолет дал осечку. Тем не менее рабочий освободил налетчикам путь, и они смогли выйти с территории НИИ. Тут им навстречу бросился рабочий соседнего продуктового магазина Владимир Мартовицкий, которого «фантомасы» застрелили, — позже его посмертно наградят орденом Трудового Красного Знамени и назовут улицу в Ростове в его честь.

Бандиты побежали по проспекту Ленина, из переулка к ним выскочил младший сержант милиции Александр Русеев. Самасюк выстрелил в милиционера, но вновь осечка. А младший сержант, не теряя времени, открыл стрельбу из табельного пистолета Макарова. В Самасюка попали три пули — по одной в каждую ногу и в левую сторону груди, но он, не чувствуя ранений, продолжил бежать на подстреленных ногах и с пробитым легким, крепко держа мешок в руках.

Ранение в ягодицу получил и Горшков, но и он не остановился.

«Фантомасы» выскочили на проспект Ленина, где заметили стоящий автомобиль «Москвич»-402. Угрожая оружием, Толстопятов и Горшков высадили из машины водителя и двух пассажиров, помогли сесть на заднее сиденье раненому Самасюку, сами прыгнули вперед и стали отъезжать — но тут их заметил милицейский патруль, просто проезжавший по улице. Его внимание привлекла суета с оружием и крики о помощи пассажиров машины — к тому же секунду спустя из переулка появился преследующий налетчиков младший сержант Русеев с пистолетом в руке…

Через несколько минут все закончилось: милиционеры блокировали «Москвич» и задержали Толстопятова и Горшкова. Самасюка обнаружили мертвым — он скончался на заднем сиденье машины с мешком денег в руках.

Приговоренные к расстрелу

На первом же допросе Вячеслав Толстопятов начал давать подробные показания, указывая всех подельников и всех тех, кто ему помогал. Их задержали в течение двух-трех дней.

Из материалов уголовного дела — фабула обвинительного заключения:

Нападение на УНР-112 было первым преступлением, где выбор объекта производился не путем простого внешнего наблюдения, как это делалось раньше, а путем предложения объекта лицом, работавшим на нем. Такой способ выбора объекта обнаружил целый ряд преимуществ, а захват особо крупной суммы денег натолкнул участников банды на мысль о вовлечении в банду должностных лиц, при содействии и помощи которых можно было бы безошибочно выбирать удобные объекты для нападения и захватывать особо крупные суммы денег. Бандиты немедленно приступили к поискам таких должностных лиц.

Таким лицом стал Виктор Зарицкий, до 26 августа 1971 года работавший заместителем начальника цеха Ростовского вертолетного завода, уволенный за пьянство и прогул.

Запись об увольнении за прогул в советские годы была практически приговором — ни на одну хорошую работу устроиться было нельзя. И тогда Виктор Зарицкий решил подделать свою трудовую книжку, купив за пять рублей чистый бланк нового документа (тогда это был бланк строгой отчетности, и в магазинах канцтоваров, как сейчас, они не продавались). Он переписал все записи из старой книжки, проставил фальшивые печати и предъявил ее на новом месте работы — в «Ростоблприборбытремонте», весьма хорошем месте.

О том, что трудовая подделана, случайно узнала его сожительница — близкая подруга Вячеслава Толстопятова и Сергея Самасюка, она и рассказала им об этом. «Фантомасы» воспользовались ценной информацией и осенью 1971 года много раз угощали Зарицкого выпивкой, а подружившись, попросили помочь устроиться на вертолетный завод — куда им путь без блата был заказан, как ранее судимым. Зарицкий не отказал им и даже рассказал о порядке получения зарплаты на предприятии «Ростоблприборбытремонт». 25 мая 1972 года «фантомасы» планировали напасть на кассира этой организации, но преступление сорвалось: в тот день зарплату неожиданно выдали очень рано.

Обвиняемыми по делу банды «фантомасов» проходили еще два друга детства Самасюка и Толстопятова — Юрий Козлитин и Николай Берестенев. Бандиты им неоднократно показывали оружие, они с удовольствием стреляли из пистолетов и автоматов конструкции Толстопятова и в подробностях знали о нападениях «фантомасов», но сами участвовать в них категорически отказывались, даже когда банде потребовались новые участники после ранения Горшкова.

Несмотря на это, суд приговорил их к двум годам лишения свободы каждого — за недоносительство.

1 июля 1974 года Ростовский областной суд приговорил братьев Толстопятовых и Горшкова к исключительной мере наказания — расстрелу с конфискацией всего имущества, при том, что старший из братьев — Владимир — ни в одном из налетов не участвовал, по версии следствия, он был вдохновителем преступлений. Александр Черненко за налет на НИИ получил 10 лет в колонии строгого режима. Борис Денскевич (тоже за один эпизод) был осужден на восемь лет в колонии усиленного режима. Евгений Срыбный — четыре года в колонии усиленного режима.

Изъятое оружие передали прокуратуре для учебных целей — оно и сегодня хранится в управлении криминалистики СУ СКР по Ростовской области.

6 марта 1975 года приговор был приведен в исполнение.

Среди изъятого у Вячеслава Толстопятова оказался огромный альбом с чертежами махолета — как выяснилось, он мечтал подняться в воздух на аппарате, приводимом в движение силами мышц человека, и даже иногда рассказывал товарищам о том, как полетит. Конструкторы, изучившие зарисовки, признали их любопытными... Но мечта о деньгах оказалась сильнее и похоронила мечту о небе.

Редакция «Ленты.ру» выражает благодарность председателю Ростовского областного суда Елене Анатольевне Золотаревой и сотрудникам аппарата суда за помощь в подготовке материала.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий



Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования