Кнопка вызова консультанта находится внизу каждой страницы справа. Это БЕСПЛАТНО и КОНФИДЕНЦИАЛЬНО! Обязательно пишите в форме Ваш вопрос. Это позволит нам сразу предоставить Вам соответствующего направлению юриста. У нас работают проверенные специалисты самой высокой квалификации и большим опытом. Или звоните нам. Звонок БЕСПЛАТНЫЙ.

Для регионов:

8 (800) 333-45-16 доб. 579

Для Москвы и МО:

8 (499) 703-35-33 доб. 281

Санкт-Петербург, Ленинградская область:

8 (812) 309-52-81 доб. 835

creditchik.ru — НОВОСТИ / АНАЛИТИКА

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

 • Главная

 • УК РФ. Глава 1 (ст. 1-8)

 • УК РФ. Глава 2 (ст. 9-13)

 • УК РФ. Глава 3 (ст. 14-18)

 • УК РФ. Глава 4 (ст. 19-23)

 • УК РФ. Глава 5 (ст. 24-28)

 • УК РФ. Глава 6 (ст. 29-31)

 • УК РФ. Глава 7 (ст. 32-36)

 • УК РФ. Глава 8 (ст. 37-42)

 • УК РФ. Глава 9 (ст. 43-59)

 • УК РФ. Глава 10 (ст. 60-74)

 • УК РФ. Глава 11 (ст. 75-78)

 • УК РФ. Глава 12 (ст. 79-83)

 • УК РФ. Глава 13 (ст. 84-86)

 • УК РФ. Глава 14 (ст. 87-96)

 • УК РФ. Глава 15 (ст. 97-104)

 • УК РФ. Глава 16 (ст. 105-125)

 • УК РФ. Глава 17 (ст. 126-130)

 • УК РФ. Глава 18 (ст. 131-135)

 • УК РФ. Глава 19 (ст. 136-149)

 • УК РФ. Глава 20 (ст. 150-157)

 • УК РФ. Глава 21 (ст. 158-168)

 • УК РФ. Глава 22 (ст. 169-200)

 • УК РФ. Глава 23 (ст. 201-204)

 • УК РФ. Глава 24 (ст. 205-227)

 • УК РФ. Глава 25 (ст. 228-245)

 • УК РФ. Глава 26 (ст. 246-262)

 • УК РФ. Глава 27 (ст. 263-271)

 • УК РФ. Глава 28 (ст. 272-274)

 • УК РФ. Глава 29 (ст. 275-284)

 • УК РФ. Глава 30 (ст. 285-293)

 • УК РФ. Глава 31 (ст. 294-316)

 • УК РФ. Глава 32 (ст. 317-330)

 • УК РФ. Глава 33 (ст. 331-352)

 • УК РФ. Глава 34 (ст. 353-360)

Комментарий к статье 26

1. В отличие от умышленной вины неосторожная вина возможна только при совершении преступлений с материальным составом, т. е. когда в диспозициях статей УК предусмотрены общественно опасные последствия, являющиеся результатом тех или иных действий (бездействия) виновного.

Содержание внутреннего отношения субъекта к наступившим последствиям главным образом и составляет вину в двух ее видах: легкомыслия и небрежности.

2. Психологический механизм поведенческого акта при неосторожных деяниях не отличается от механизма умышленных преступлений. И в тех, и других есть то или иное отношение лица к своим действиям (бездействию) и наступившим последствиям. Различия носят нормативный характер. Из юридических формул преступного легкомыслия и преступной небрежности исключен признак осознания лицом общественной опасности (вредности) своих действий или бездействия.

3. В реальной действительности такие действия (бездействие), в результате которых наступают общественно опасные последствия, существуют и в неосторожных деяниях, о чем упоминается в ст. 26. Но сами по себе они не являются преступными, в связи с чем и отсутствуют формальные составы в неосторожных деяниях. Но действия (бездействие) в неосторожных преступлениях, как правило, являются административными, дисциплинарными, производственными, технологическими и иными нарушениями писаных правил или правил элементарной осторожности. Именно поэтому и возникает вопрос о необходимости предвидения лицом возможности наступления общественно опасных последствий в результате совершаемых нарушений и об уголовной ответственности при их наступлении.

4. При легкомысленной вине субъект, совершая соответствующие действия (бездействие), как и при косвенном умысле предвидит возможность наступления общественно опасных последствий. И если при косвенном умысле он, не желая их наступления, допускает их или относится к их наступлению с безразличием, то при легкомысленной вине лицо рассчитывает на их предотвращение, хотя и самонадеянно.

Самонадеянность субъекта свидетельствует о том, что его предвидение было абстрактным и неопределенным, без точного представления развития причинных связей между своим поведением (нарушением) и возможными последствиями. Адекватность предвидения развития причинных связей и характера общественно опасных последствий исключала бы самонадеянный расчет на их предотвращение.

5. Закон указывает, что расчет на предотвращение общественно опасных последствий является самонадеянным, когда он осуществляется без достаточных к тому оснований. К ним относится профессиональный опыт, знания, навыки, реальные представления о механизме причинных связей, объективная оценка собственных возможностей и способностей. Критерием оценки недостаточности оснований, положенных субъектом в основу своего поведения, служит объективное наступление прогнозируемых последствий при субъективной надежде на их предотвращение.

Выезжая на перекресток при красном свете, водитель автомашины осознает, что грубо нарушает правила дорожного движения и предвидит, что в результате этого может произойти столкновение с пересекающим дорогу транспортом и наступление тяжких последствий, в том числе и для себя, но он надеется на мобильность своей машины, ее высокую скорость, внимательность других водителей, прежний успешный опыт таких действий и, наконец, на тормоза своей машины в случае необходимости. Расчет оказывается ошибочным, значит и самонадеянным, так как для него не было достаточных оснований.

6. При небрежной вине, в отличие от легкомысленной, лицо, совершая действие или бездействие, не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий, но при соответствующей внимательности и предусмотрительности оно должно было и могло по своим объективным и субъективным возможностям предвидеть эти последствия.

7. Обязанность лица предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия), выраженная в законе словами "должно было", может вытекать из писаных или обычных, но общеизвестных правил предусмотрительности. Например, лицо, выбрасывая из окна квартиры, находящейся на 5 этаже, горшок с цветами в ночное время, не предвидит, что в эти часы под окном могут быть люди, но элементарные правила осторожности обязывали его осознать неправильность таких действий и не совершать их или хотя бы предварительно посмотреть вниз, куда он намеревался бросить горшок.

Применяя этот объективный критерий должной предусмотрительности, судебная практика исходит не только из существующих писаных или обычных правил предосторожности, но и из усредненного понимания степени предусмотрительности людьми, применительно к любому "среднему" человеку в обществе или к группам лиц определенной профессии или вида деятельности. Объективный критерий не учитывает индивидуальных особенностей конкретных лиц.

8. Субъективная возможность ("могло") предвидеть вытекает из индивидуальных особенностей субъекта, его возраста, жизненного опыта, образования, квалификации, эмоционального состояния и из той конкретной ситуации, в которой он действовал. Субъективный критерий в силу законодательно закрепленного принципа виновной ответственности и психологической теории вины является главным.

9. Нормативное определение неосторожности в ее двух видах формально не содержит указания на осознание лицом общественной опасности (вредности) своих действий или бездействия, но оно существует. Установление судом действительного психического отношения субъекта к нарушению писаных или обычных и общеизвестных правил предосторожности, которое привело к общественно опасным последствиям, помогает уточнить интеллектуальный момент легкомысленной вины и как-то заполнить "психологический вакуум" при небрежности.

10. Расширительному толкованию неосторожной вины, особенно в виде небрежности в пограничных случаях с казусом, препятствуют два обстоятельства: 1) нормативное определение признаков невиновного причинения вреда (см. комментарий к ст. 28) и 2) требование закона о том, что деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, если это специально предусмотрено в статьях Особенной части (см. комментарий к ст. 24).

В новом УК уголовная ответственность за неосторожные деяния предусмотрена, как правило, там, где установлены необходимые правила (нормы, стандарты, технологии) безопасного поведения и профессиональной деятельности. Не опираются на писаные правила лишь составы неосторожных бытовых преступлений против личности, собственности и некоторых других объектов, где действуют обычные и общеизвестные нормы безопасного поведения.

Научно-практический комментарий:

1. В соответствии с первоначальной редакцией ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное по неосторожности, признавалось преступлением только в том случае, когда это специально предусматривалось соответствующей статьей Особенной части УК. Однако Федеральным законом от 25.06.98 N 92-ФЗ ч. 2 ст. 24 УК была изложена в новой редакции, согласно которой только неосторожная форма вины предполагается лишь при условии, что это прямо предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Кодекса. Тем самым законодатель возвратился к концепции преступлений с альтернативной фор-мой вины: если при описании преступления форма вины не названа и с очевидностью не вытекает из способов законода-тельного описания этого деяния, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности (например, зара-жение ВИЧ-инфекцией, разглашение государственной тайны).
Как видно из законодательного определения неосторожности, ответственность за преступления, совершенные по не-осторожности, обычно наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие, как правило, не влечет уголовной ответственности. Лишь в отдельных случаях законодатель до-пускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опас-ных последствий (например, разглашение государственной тайны) либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах).
2. Действующий УК, законодательно закрепив деление неосторожности на виды, рассматривает в качестве таковых легкомыслие и небрежность (ч. 1 ст. 26).
3. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26).
Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия состав-ляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение - его волевой элемент.
Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвиде-ния общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами по себе действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное социальное значение возможных последствий и именно поэтому стремится к их предотвращению. Следовательно, при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своих действий (бездействия).
По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но при кос-венном умысле виновный предвидит реальную (для данного случая) возможность наступления общественно опасных по-следствий, а при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода дей-ствия вообще могут повлечь общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не на-ступят.
Предвидение абстрактной (т.е. отвлеченной от данной ситуации) возможности наступления общественно опасных по-следствий характеризуется тем, что виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежа-щем напряжении своих психических сил мог бы это осознать. Он легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоя-тельств, которые, по его мнению, должны были предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.
Основное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при кос-венном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно отно-сится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий; наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Различие между косвенным умыслом и лег-комыслием видно на следующем примере.
По предварительной договоренности между собой С. и И. в целях хищения проникли в дом 76-летней А., избили ее, причинив тяжкий вред здоровью, в т.ч. переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа, связали ее и вставили в рот кляп. После этого они похитили интересовавшие их вещи и скрылись. В результате механической асфиксии, развившей-ся вследствие введения тряпичного кляпа в рот, А. на месте происшествия скончалась. Суд первой инстанции признал дея-ние в части лишения А. жизни причинением смерти по неосторожности, основываясь на показаниях подсудимых о том, что они избили А. не в целях убийства, а чтобы сломить ее сопротивление; при этом они рассчитывали, что утром к А. придут родственники или знакомые и освободят ее. Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.
Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, залитой кровью носоглоткой и с кляпом, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. было очевидным беспомощное состояние А., и они безразлично относились к этому, а так-же к возможным последствиям. Ошибка суда первой инстанции заключалась в неправильной оценке психического отноше-ния виновных к последствиям совершенного деяния как неосторожного, тогда как имел место косвенный умысел <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 1997. N 3. С. 8, 9.

При преступном легкомыслии, в отличие от косвенного умысла, сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержа-ние легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные, основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), действия других лиц, механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает не-правильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.
Иллюстрацией легкомыслия может служить дело Ш., осужденного за убийство подростка О. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении по этому делу с полным основанием указал: "в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 В, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий" <1>.
--------------------------------
<1> БВС СССР. 1969. N 1. С. 24.

Расчет, повторим, на конкретные факторы, способные, по мнению виновного, предотвратить наступление обществен-но опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.
Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26).
4. Небрежность - единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последст-вий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.
Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть обще-ственно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительно-сти, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий. Преступная небреж-ность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий, при которой волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого действия (бездействия) и от-сутствием волевых актов, направленных на предотвращение общественно опасных последствий.
Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.
Отрицательный признак небрежности - непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных по-следствий - включает, во-первых, отсутствие сознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутст-вие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный, а возмож-ность предвидения - субъективный критерий небрежности.
Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть воз-можность наступления общественно опасных последствий при соблюдении общегражданских требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, должностном статусе виновного, профессиональных функциях или правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточ-ным основанием для признания лица виновным.
При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще устано-вить, что лицо в данном случае имело реальную возможность их предвидеть (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.
Субъективный критерий неизбежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Отсюда следует, что возможность предвидения последствий определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, и, во-вторых, индивидуальными качествами виновного.
Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе разрешимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизнен-ный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять адекватно воспринимать информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.
Примером небрежности может служить следующее дело.
Во время распития спиртных напитков М. поссорился с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезображивание лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение такого вреда по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия <1>.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 1994. N 5. С. 5, 6.

5. Законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным со-ставом. В связи с этим возникает вопрос о существовании неосторожности в преступлениях с формальным составом.
Неосторожности в виде легкомыслия (как и косвенного умысла) в преступлениях с формальным составом быть не мо-жет, поскольку их психологическая сущность связана исключительно с отношением к общественно опасным последствиям, которые в таких составах не входят в предметное содержание вины. А вопрос о небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.
Вводя норму о невиновном причинении вреда, законодатель предусмотрел два варианта субъективного случая: один из них ориентирован на формальные составы, а второй - на материальные. Невиновным закон признает совершение деяния, состав которого является формальным, "если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)" (ч. 1 ст. 28 УК). Из этого вытекает однозначный вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осозна-вать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования